Найди отличия!

«Ах, какая была система — социализм, ах, Сталин — гениальный менеджер!» — довольно часто вы можете видеть материалы такого характера  в  моём блоге.

Пора обозначить свою точку зрения относительно ностальгии по СССР. Насчёт Сталина мы ещё поговорим позже, а сейчас я бы хотел, чтобы вы, дорогие читатели, не ожидали от меня нравоучений, а включили мозги и сопоставили описание отношений Афин и Спарты с периодом новейшей истории.

Здесь — фрагмент из книги Роберта Грина «48 законов власти». В следующем выпуске — толкование закона, тоже из этой книги.

P.S. Абзац про войну Спарты и Афин не подходит в качестве иллюстрации сходства в отношениях неких стран в новейшей истории. Ух, загнул. Если короче, то, при желании проводить исторические параллели, можете этот абзац пропустить.

К VIII веку до н. э. города-государства Греции процветали и разрослись так, что им не хватало земель для все увеличивающегося населения. Поэтому они двинулись за море, основывая колонии в Малой Азии, Сицилии, на Апеннинском полуострове и даже в Африке.

Спарта же, окруженная горами, не имела выхода к Средиземному морю, поэтому спартанцы никогда не были мореплавателями.

В поисках территорий они выступили против граничивших с ними городов, и в результате ряда жестоких военных конфликтов, которые велись на протяжении более ста лет, им удалось отвоевать огромную территорию, достаточную для того, чтобы расселить своих граждан.

Решив таким образом одну проблему, они, однако, столкнулись с другой, более серьезной: как справиться с управлением и поддержанием порядка на завоеванных землях? Покоренные народы в десятки раз превосходили числом спартанцев. Не вызывало сомнений, что такие полчища рано или поздно сумеют отомстить захватчикам, и эта месть будет страшной.

В Спарте решили эту проблему, создав общество, устроенное по принципу военного лагеря.
Спартанцы должны были стать крепче, сильнее своих соседей и превосходить их жестокостью.
Это представлялось единственно возможным способом сохранения стабильности и даже
выживания.
Когда спартанский мальчик достигал семилетнего возраста, его забирали от матери в
казарму, где в условиях строжайшей дисциплины воспитывали из него воина. Мальчики спали на
стеблях тростника, круглый год ходили в одном плаще. Их не обучали искусствам. Музыка в
Спарте вообще была под запретом, а ремеслами, необходимыми для поддержания жизни, разрешалось заниматься лишь рабам.

Единственное, чему обучались молодые спартанцы, было
воинское искусство и борьба. Младенцев, если они рождались слабыми, бросали в расщелины
скал.

В Спарте не копили денег, торговля находилась под запретом. Богатство и роскошь, считали
спартанцы, пробуждают в людях себялюбие, порождают распри и раздоры, ослабляют воинскую
дисциплину. Спартанец мог обеспечить себе существование единственным способом — занимаясь
сельским хозяйством, большей частью на государственных землях, которые для свободных
граждан обрабатывали рабы, называемые илотами.
Такая полная концентрация на одной цели позволила Спарте создать самую сильную армию в
тогдашнем мире. Спартанская пехота маршировала идеальным строем и сражалась так
мужественно и храбро, что никто не мог с ней сравниться. Ее плотно сомкнутые фаланги могли
справиться с армией, превосходящей ее в десять раз, как это было в сражении с персами при
Фермопилах. Колонна спартанцев на марше вселяла ужас во врага, казалось, слабость не ведома
этим воинам. Но, несмотря на то что спартанцы зарекомендовали себя как бесстрашные воины, не
знающие поражений, у них не было цели создать империю. Они лишь хотели сохранить за собой
те территории, которые уже имели, и защитить их от возможного вторжения захватчиков.
Десятилетия шли, не внося ни малейших изменений в систему, которая идеально поддерживала
положение Спарты.

В то же время, пока Спарта развивала свою военизированную культуру, не менее видное
положение занимало другое греческое государство — Афины. В отличие от Спарты Афины
освоили морские пути, пользуясь ими не столько для создания колоний, сколько для торговли.

Афиняне стали великолепными купцами. Их валюта, знаменитые «совиные монеты», имела
хождение по всему Средиземноморью. В отличие от негибких спартанцев афиняне творчески
подходили к решению любой проблемы, приспосабливаясь к меняющимся обстоятельствам и
невероятно быстро создавая новые общественные институты и новые искусства. Их общество
находилось в постоянном движении. И по мере того как росла власть Афин, укреплялась мысль о
покорении Спарты, полностью занятой собственной обороной.
В 431 году до н. э. между Афинами и Спартой вспыхнула наконец война, которая так долго
назревала. Она длилась двадцать семь лет, но в итоге после многих поворотов фортуны
спартанская военная машина все же одержала верх. Теперь спартанцы управляли империей. На
этот раз они выбрались из своей скорлупы. Они отказались от своих установок. Что до
поверженных афинян, то они собирались с силами и восставали против спартанцев, так что долгая
бесполезная война разражалась вновь.
После войны в Спарту проникли афинские деньги. Спартанцы, хорошие воины, были
совсем не искушены ни в политике, ни в экономике, поэтому не потребовалось много времени,
чтобы хлынувшее в страну богатство соблазнило их и перевернуло весь их уклад. На афинских
землях были поставлены спартанские губернаторы. Вдали от дома они поддались жесточайшей
коррупции. Спарта победила Афины, но афинский образ жизни медленно расшатывал ее дисциплину, разрушал жесткий порядок.

Афины же тем временем приспосабливались к жизни без
империи, превращаясь из политического в культурный и экономический центр.

Спарта была выведена из многолетнего устойчивого равновесия, теперь она слабела.

Лет через тридцать после победы над Афинами Спарта проиграла важное сражение с городом-
государством Фивы.

Буквально за одну ночь это некогда сильнейшее государство было разрушено
и никогда не смогло восстановиться.


    Яндекс.Метрика