Недотёпа. Рассказ

...Однажды я подошёл к своему руководителю и попросил дать мне возможность преподавать в ВУЗе, куда меня пригласили... преподавать, да. По вечерам, после работы.

Что из этого получилось? — через много лет написал сказку.

Попросили, если честно, написать. Делал на заказ, да оказалось в стол.

Теперь думаю, могу выложить в собственном блоге. Глядишь, кому понравится, время скоротает. А кто-то может и кнопки соцсетей слева нажмёт да друзей позовёт почитать. А если комментарий оставит под записью — сильно благодарен буду. Любой комментарий, можно и критический.

Читай, добрый человек, насколько сил хватит. Буков-то много...

_____________________________________

— Конечно, у тебя есть выбор. Только учти: решишь делать по-своему, хозяину это не понравится. Я когда-то подошёл к нему с таким же вопросом, и знаешь, что он мне ответил? Определись, говорит  – или мы вместе, или… Я намёк понял и свой выбор сделал. Видишь, у меня всё хорошо: стабильность, крыша над головой, семья, друзья.

Пётр знал, о чём говорит: те, кто шли против босса, превратились в воспоминания. А он, Пётр, живёт, и очень даже неплохо.

— Но… ведь это неправильно. Всё, что в мире создано хорошего, создано теми, кто свободен!

— Что именно… создано? – непонимающе тряхнул головой Пётр. Красивый красный гребень тоже вздрогнул.

— Просторные дома, автомобили, ну вот хотя бы… взгляни в небо – орёл парит в вышине. Он свободен! Мы любуемся, глядя на его полёт, завидуем ему…

— Кто это – мы?

Пётр не мигая посмотрел в глаза Недотёпе, и, первым оборвав взгляд, раздражённо клюнул зёрнышко с земли.

Разговор подошёл к опасной черте.

***

 

Тремя месяцами раньше.

Всё началось , когда в курятник принесли яйцо.

Оно было больше обычного, поэтому его доверили высиживать самой крупной курице, Матрёне.

Через положенное количество дней из всех яиц вылупились очаровательные жёлтые цыплятки. Из всех яиц, кроме большого.

Хозяин курятника и всего куриного мира, Иван, решил яйцо выкинуть. Но его дочка, Леночка, попросила подождать день-другой. И через сутки к ватаге жёлтых комочков присоединился ещё один, побольше и другого цвета.

Лена обрадовалась, а Ивану было всё равно: ему многое в последнее время было всё равно.

***

Опоздавшего родиться цыплёнка назвали Недотёпой.

Похоже, он нравился только Лене, которая стала пропадать в курятнике. Она была в том возрасте, когда искренне веришь, что цыплята, вырастая, живут вечно. Иван понимал: рано или поздно дочери придётся узнать, откуда появляется куриная ножка в супе. Конечно, Леночка догадывалась, что курица в курятнике и в борще имеет что-то общее, но до сих пор отец проводил «казни» пернатых под покровом ночи, старательно после этого смывая следы крови. Он любил свою дочь за двоих – за себя и жену.

Недотёпа подрастал, всё больше отличаясь от остальных цыплят. Леночка заметила, что он, пожалуй, единственный понимал ласку: в отличие от пугливых сородичей Недотёпа любил её прикосновения и замирал, когда она гладила его перья. Как-то Лена заметила, что ему не хватает еды – шустрые цыплята склёвывали корм прямо у Недотёпы из-под клюва. Она иногда протягивала ему зёрна на своей ладошке, но гордый птенец каждый раз отворачивался, так ни разу и не попробовав угощения.

— Интересно, – думала Леночка, — откуда взялся такой непохожий на других цыплёнок?

Само собой, из яйца. Только оно явно было больше куриного, Леночка помнила. Ещё она помнила, что его принёс её старший брат Юра.

Но где же он его взял?

***

— Пап, па-а-ап, позвони Юре, спроси, откуда он принёс яйцо!

— Какое... лицо?

— Яйцо! Ну, Недотёпу, цыплёнка!

— А… Ладно. Ты уроки выучила?

Юра – старший из детей Ивана – был надеждой семьи. Раньше родители говорили, что надо искать деньги, чтобы заплатить «за институт». Леночка только недавно поняла, что «Заинститут» это не страшное место, куда нужно относить деньги, а большая школа.

Юра рассказал об этом Лене в свой последний приезд.

Юра, когда учился, приезжал редко, а сейчас, когда начал работать, стал приезжать ещё реже. Лена успевала его забыть, потом заново привыкнуть и снова забыть.

Он работал «в офисе», и там хорошо платили. Он даже купил папе машину. Теперь родителям не нужно было искать деньги. Но жить от этого они лучше не стали.

Давным-давно, чтобы платить «Заинститут», родители завели курочек, свиней, и папа построил куро-свино-гаражный комплекс. Папа так его назвал.

Папа вообще был весёлый. Раньше. А потом что-то случилось: Юра устроился на хорошую работу, а мама начала пить.

 

***

Недотёпа пытался догнать своих братьев и сестёр, которые весело спешили за Матрёной на завтрак. Прошло время, цыплята повзрослели и приобрели очертания взрослых птиц, а на их крыльях появились жёсткие перья. Недотёпа тоже подрос, и стал замечать, что его клюв не приспособлен пить воду из поилки. Невкусные зернышки тяжело склёвывались, часто падали назад в кормушку и оказывались добычей других кур. Он постоянно ощущал голод.

Вот и сейчас, когда Недотёпа выбежал из-за угла, он понял, что рискует остаться без завтрака: молодой белый петух по кличке Зять растолкал более слабых обитателей курятника и, раскрылившись, клевал горстку зёрен. Старшие уже поели, а младшие вынуждены были уступить свой завтрак Зятю.

За всем этим, чуть в стороне, наблюдал главный петух курятника – Пётр, а по ту сторону забора, облокотившись на ветхий столбик — Иван.

Недотёпа наклонил голову с кривым клювом и, сначала неспешно, потом всё ускоряя шаг, побежал в сторону кормушки, прямо на более взрослого петуха.

Зять поздно увидел опасность.

Недотёпа сбил его с ног, прижал к земле и начал прицельно бить клювом в голову. Каждый удар он рассчитывал с пугающей точностью; каждым ударом он наносил ужасный вред Зятю. Такого поворота событий в курятнике не ожидали: обычно потасовки заканчивались, не успев начаться, потому что Пётр вмешивался немедленно. Однако сейчас Петра не было видно. Поднялся переполох, Иван, пытаясь зайти внутрь, судорожно дёргал заклинивший крючок на воротах. Одним из ударов Недотёпа повредил гребень Зятя, и кровь брызнула на белоснежные перья.

Вдруг всё кончилось – какая-то сила отбросила Недотёпу к стене курятника. Это Иван, ворвавшись наконец-то в загон, изо всех сил пнул его.

В тот день Недотёпа впервые ощутил приятный вкус чужой крови, получил по рёбрам, и набил желудок пресными, противными зёрнами. В одиночестве.

А когда Леночка пришла, чтобы погладить его, он, как щенок, положил голову ей на колено.

***

— Надо это… избавляться от твоего Недотёпы. Слышь, дочь!

Леночка, ещё в своих детских мыслях, забежала в кухню к отцу.

— Что, па?

— Да. Недотёпа твой… курам житья не даёт. Ты это… Не удивляйся, если он… Ну, нельзя так, надо с ним что-то делать.

— Я не дам  убить Недотёпу! Чем он тебе не нравится?

— Да он кур других обижает, зерно им клевать не даёт.

— Давай его заберём домой!

— Дочь, ну ты же взрослая, куда домой?

— Тогда я уйду и его с собой возьму! Всё равно я вам с мамой не нужна!

— Не говори ерунду! Кому ты, кроме нас, нужна?

Леночка выбежала, хлопнула дверью, стёкла задребезжали в Ивановой голове.

Иван встал из-за стола и открыл старый холодильник. В дверце стояла недопитая женой бутылка портвейна. Рядом – полная, водки.

***

Прошло время, у Матрёны появились новые цыплята, и Недотёпа понял, что предоставлен самому себе. Вокруг него образовалась пустота. Его не трогали, и он никому не мешал. Его всё устраивало. Точнее, устраивало бы, если б не вопросы, которым он не находил ответов.

— Вот живём мы тут, — думал Недотёпа, — живём, а что будет дальше? Какой интерес хозяину несколько раз в день нас кормить и поить? Куда исчезают другие куры, иногда сразу по нескольку штук?

И ещё были вопросы. Почему у меня нет гребня, как у других молодых петухов? Почему я крупнее других кур, и клюв у меня другой? Почему, в конце концов, МНЕ ВСЁ ВРЕМЯ ХОЧЕТСЯ МЯСА?

А недавно курочки хихикали, что Недотёпа не умеет петь. Ха! – и этот скрип, который издают его братья-петушки, они называют пением?

А может, ну их, эти загадки? По сути, только они и отравляют существование. Живи, получай удовольствие, не так ли? Ведь, несмотря на бойкот куриного населения, в жизни Недотёпы хватало радостей.

Он любил, когда Леночка гладила его жёсткие перья, любил смотреть на красивые дома соседей, которые видны с территории курятника, любил, когда по выходным хозяин  выгонял из гаража автомобиль и мыл его. Пока куры, ворчливо переговариваясь, занимались своими делами, Недотёпа подходил к ограде курятника и смотрел, как кузов машины начинает освещать серый быт курятника солнечными зайчиками свободы.

Свобода! – вот, понял Недотёпа, что отражается в полированных боках автомобиля. Свобода двигаться туда, куда хочешь, делать то, что хочешь… Почему другие обитатели курятника вообще не смотрят по сторонам, а видят только затоптанные зёрна под ногами? Неужели это и есть ИХ свобода?

***

… Однажды ночью Недотёпа проснулся от шума. Снизу доносились звуки борьбы. Через мгновение, что-то тёмное, шумно хлопнув крыльями, взлетело к окну и, на секунду задержавшись на фоне серого неба, тяжело перевалилось за пределы курятника.

Ещё не успев сообразить, что именно происходит, Недотёпа перепрыгнул с одного насеста на другой и оказался возле окна. Ещё прыжок – и он упал в сырую траву. Бррр, как мокро! Оглядевшись, он увидел, что по двору, в направлении светлого пятна от фонаря, ковыляет крупная птица. Странное существо держало в клюве что-то живое – похоже, цыплёнка.

В несколько прыжков Недотёпа догнал вора. Разбойник, почуяв преследование, повернулся и от удивления отпустил добычу – напротив стоял его двойник, его полная копия!

Каждый из них раньше видел своё отражение в воде – а сейчас отражение ожило.

— Ты кто? – промолвил Недотёпа.

— Я – орёл!

Взгляды противников встретились.

Под светом фонаря, переминаясь с ноги на ногу, готовились к схватке два молодых орла.

***

…Прошла целая вечность и через окно в курятник упало тельце цыплёнка. Ещё через мгновение сам Недотёпа шлёпнулся на мягкое сено и заполз в угол.

Утром, когда Недотёпа, подволакивая крыло после ночного сражения, подошёл к корыту с зерном, к нему приблизился самый главный петух, Пётр.

— Послушай, — сказал он, и уже это обращение делало честь рядовому обитателю курятника, — ты спас моего сына и своего брата – цыплёнка Матрёны. Давай забудем все распри. Я рад, что у нас есть такой боец, как ты. Я горжусь тобой.

***

…Иван, высыпав корм в корыто, оглядел подбежавших кур. Вот как! - один цыплёнок побит – похоже, он на всю жизнь останется хромым. Ещё Иван заметил, что Недотёпа тоже пострадал – крыло его было полуоткрыто, а перья в беспорядке. Скорее всего, он решил полакомиться цыплёнком (Иван давно понял, что в курятнике растёт птенец орла) кровь берёт своё, да и Пётр, смотри-ка, вон как встал напротив Недотёпы, подбоченясь. Защищает цыплёнка, молодец!

— Ну всё, с меня хватит, — пробормотал Иван, и пошёл в сторону гаража. Придётся убить орлёныша – выпускать нельзя, а то повадится прилетать, цыплят воровать.

Вообще-то Иван только что выгнал машину, чтобы съездить в город, но город подождёт. Пока утро и дочь ещё спит, нужно отрубить голову этому ублюдку. Иначе он до вечера наделает бед…

***

— Знаешь, Пётр, мне, конечно, приятно, что ты оценил мой поступок. И, раз уж мы заговорили, разреши задать тебе один вопрос.

— Что ж, задавай.

— Сегодня ночью наш враг улетел.

— И?

— Я тоже хочу летать. Иногда. Я знаю, что смогу. Я хочу летать и возвращаться в курятник. Я могу приносить за это добычу – ну, мышей, например. Для тебя и других кур. Думаешь, я не смогу наловить вкусных мышей?

Я часто вижу, как ты подходишь к нашему хозяину, и он с тобой разговаривает. Может быть, ты спросишь у него, можно ли мне иногда вылетать за забор?

***

…Иван с топором, который взял в гараже, тяжело брёл к курятнику.

За последние несколько месяцев он сдал так, что и ходил-то с трудом. Началось с запоев и истерик жены, а в последнее время она стала разговаривать сама с собой. Иван не вызывал врачей, а просто ограничил её общение с дочерью. По сути, посадил супругу под домашний арест. Да что там скрывать – запер в комнате, снабжая едой, и, когда она начинала кричать — портвейном.

Он любил жену, и надеялся, что она поправится. Ведь люди болеют и выздоравливают? И она выздоровеет.

…А однажды сын Юра принёс из похода крупное яйцо. Он с друзьями занимался скалолазанием, и нашёл яйцо в расщелине. Скорее всего, оно выпало на мох из орлиного гнезда, но подняться выше, чтобы положить яйцо обратно, ребята не смогли.

В итоге, вслед за женой Иван потерял и дочь. И было бы из за чего?! Они почти перестали общаться – Леночка проводила почти всё время в курятнике, с Недотёпой. А Иван начал заглядывать в холодильник, где на дверце ждала неизменная бутылка.

Надо было сразу выкинуть это яйцо.

***

— Конечно, у тебя есть выбор. Только учти: решишь делать по-своему, хозяину это не понравится. Я когда-то подошёл к нему с таким же вопросом, и знаешь, что он мне ответил? Определись, говорит – или мы вместе, или... Я намёк понял и свой выбор сделал. Видишь, у меня всё хорошо: стабильность, крыша над головой, семья, друзья.

***

— Папа! Ты куда?

Иван обернулся. На крыльце, неловко завернувшись в плащ жены, стояла Леночка.

— Доча… Ты что так рано встала?

— Мама опять кричала в своей комнате.

— Зайди в дом. Сейчас я вернусь…

— А зачем тебе топор?

***

— Мы любуемся, глядя на его полёт, завидуем ему…

— Кто – это мы?

Пётр не мигая посмотрел в глаза Недотёпе, и, первым оборвав взгляд, раздражённо клюнул зёрнышко с земли.

Разговор подошёл к опасной черте.

***

— Папа! Не делай этого!

— Дочь, успокойся, ты не знаешь всего. Зайди в дом!

— Папа! Па-па! Не трогай Недотёпу!!!

***

Увлечённый беседой с Петром, Недотёпа не заметил, как хозяин, держа в руках топор, подошёл к воротам курятника.

В этот момент Леночка выбежала из открытого гаража с пластмассовой канистрой бензина и взгромоздила её на капот  машины.

— Папа, смотри!

— Доча... я тебя умоляю…

Леночка достала из кармана плаща коробок спичек и вызывающе потрясла им над головой. Другой рукой она вытерла слёзы.

***

Иван, в момент забыв, куда он шёл, бросился к дочери.

— Недотёпа! – закричала она что есть силы, — лети! Лети быстрее!

Растопырив руки, отец в несколько прыжков преодолел расстояние до Леночки, и почти сбил её с ног -  если бы они не ударились об автомобиль, то упали бы. Сжал её в объятиях:

— Лена, Леночка, ты что… Ты что, моя маленькая…

Выпрыгивая из рук Ивана и стараясь увидеть курятник, Лена кричала громко, детским тоненьким голоском:

— Лети, Недотё-ё-ё-па- а-а-а! Лети-и-и!!!

***

— «Лети»? Что это значит? – подумал Недотёпа, — меня заставляет лететь сама Леночка? Она же любит меня? Почему она хочет от меня избавиться?

— Стой! – раздался сзади голос Петра, — Подумай, кому ты там нужен? Если ты улетишь, то окажешься один, и до конца своих дней будешь скитаться в поисках зёрен!

— А почему ты думаешь, что мне нужны ваши зёрна? – повернувшись к Петру, спросил Недотёпа.

***

— Лети, Недотёпа, лети-и-и!!!

Иван прижал личико дочери к своему лицу, и её слёзы остались на его щеке.

— Лети… — вдруг прошептал он, и, повернувшись к курятнику, хрипло крикнул, — Лети, Недотёпа!

***

— Ты слышал? – спросил Недотёпа Петра, — сам хозяин разрешил мне лететь!

— Тебе показалось, сынок. Эй, вы! Кто-нибудь здесь слышал, чтобы хозяин сказал лететь этому птенцу?

— Нет! Нет! – закудахтали куры.

— Ого! Смотри, Недотёпа, кажется, недолго тебе осталось…

Отец и дочь, держась за руки, шли к курятнику.

***

Иван, пряча лицо, открыл ворота загона.

— Недотёпа! – заплаканная Леночка присела и поманила молодого орла, — иди сюда. Иди, мой хороший.

Последний раз оглянувшись на тех, с кем провёл свою недолгую жизнь, Недотёпа гордо, шаг за шагом, подошёл к девочке.

— Смотри, это мир. Теперь он твой. Лети…

Иван посмотрел исподлобья на Недотёпу:

— Тебе что, пинка дать, что-ли? Давай уже скорее, пока я добрый.

***

…По поляне, освещённой утренними лучами, неловко бежал молодой орёл. Позади него оставалась дорожка примятой травы, а вокруг, в миллиардах капель росы, блестело солнце.

Недотёпа попытался взмахнуть крыльями. Это было больно – он повредил крыло в ночной схватке – но, чувствуя взгляды самых близких ему людей, он взмахнул ещё раз. Ещё, ещё…

Вдруг стало легче бежать. Продолжая изо всех сил махать крыльями, Недотёпа понял, что уже не касается ногами земли.

— Я лечу? – только и успел подумать Недотёпа, как вдруг чуть не врезался в ствол дерева. Сделав немыслимый пируэт, он развернулся, и, набирая высоту, увидел внизу курятник, дом, Леночку, Ивана, улицу с красивыми домами, которые становились всё меньше, меньше, меньше...

…А внизу отец и дочь до последней секунды провожали взглядами маленькую точку в бескрайнем небе.

***

Юрий очень тщательно готовил этот разговор с Петром, коммерческим директором. Он знал, что на хорошем счету в компании, и рассчитывал на положительное решение.

…Юрию предложили вести занятия в институте, который он когда-то с отличием закончил. Читать лекции по вечерам, после рабочего дня, совмещать преподавательскую деятельность с основной работой.

Если честно, то не предложили, а он сам напросился. Давно хотел. Знания, которые теснились в его голове, требовали выхода, а работа этот выход не давала. Если ему разрешат, то он постоянно будет совершенствоваться, изучать новое, а значит, преподавание пойдёт на пользу работе!

По-любому должны разрешить!

Лучше поговорить на улице, — решил Юрий, — а то, болтают, мол, кабинеты прослушиваются. Хоть и нечего опасаться, но всё-таки лучше в курилке, без лишних ушей.

***

…Тяжёлый взгляд Петра сказал больше, чем слова:

— Конечно, у тебя есть выбор. Только учти: решишь делать по-своему, хозяину это не понравится. Я когда-то подошёл к нему с таким же вопросом, и знаешь, что он мне ответил? Определись, говорит – или мы вместе, или… Я намёк понял и свой выбор сделал. Видишь, у меня всё хорошо: стабильность, крыша над головой, семья, друзья.

Пётр знал, о чём говорит: те, кто шли против босса, превратились в воспоминания. А он, Пётр, живёт, и очень даже неплохо.

— Но… ведь это неправильно. Всё, что в мире создано хорошего, создано теми, кто свободен!

— Что именно… создано? – непонимающе тряхнул головой Пётр, и затянулся сигаретным дымом.

— Архитектура, картины, классическая музыка, ну вот хотя бы… взгляни в небо – орёл парит в вышине. Он свободен! Мы любуемся, глядя на его полёт, завидуем ему…

— Кто это – мы?

Пётр не мигая посмотрел в глаза Юрию, и, первым оборвав взгляд, раздражённо стряхнул пепел мимо урны.

Разговор подошёл к опасной черте.

Недотёпа

P.S. У меня к вам просьба, дорогой читатель — напишите пару слов в комментариях, насколько Вам понравился данный рассказ. Мне очень важна обратная связь. Спасибо.


  • Гость: После нашей первой встречи я для себя резюмировал, что вы Андрей человек далеко не глупый, но что вы столь талантливый... Честно говоря рассказ очень понравился. И еще... Мне более близки Юрий и Недотёпа, чем Пётр. Ибо свобода - это одно из высших ценностей для души, а счастье приносят только душевные ценности.
  • Андрей Шишлянников: Спасибо, Анатолий. Больше полугода не решался выложить... Рад что не зря ))) Да, пожалуй, путь к счастью лежит только через свободу!
  • Гость: Очень жизненно.... Мне очень понравился ваш рассказ.
  • Андрей Шишлянников: Спасибо. Вы даёте мне ориентир )))
  • Максим Мельников: Очень талантливо и жизненно... Спасибо.
  • Андрей Шишлянников: Максим, спасибо большое! Рад, что не разочаровал!
  • Светлана Раткина: Трогательно, вызывающе,сильно. Спасибо.
  • Андрей Шишлянников: Светлана, спасибо! А я честно не знал, стоило ли выходной день сидеть, тратить на эту писанину. Оказывается - нравится читателям! Прекрасно.
  • Маргарита Илюхина: Пробы пера - "отлично", Андрей! Да Вы - Талантище! Про действующих лиц. 1. Пётр - нормальный послушный коммерческий, который идет в паре, в системе, пожизенно боссом (что в этом плохого?) 2. Курятник и его обитатели. Тоже абсолютно "здоровое общество", которое стабильно по сути для данного сегмента. 3. Недотёпа. Не его среда, не его уровень, не его "песня", не его зона комфорта. Следовательно, может только "бузить", ибо все перемены и его "свободомыслие" в курятнике смысла не имеют и нарушают построенную систему, всех устраивающую, окромя него. Но, главное, как для Орла, еще и куражу в нем нет - поуговаривать надо, чтобы он полетел (хотя, про свободу речи вел мятежные с Петром). ИМХО. Инициативы мало в образе для Личности, что ли... Полет какой-то вымученный, а не Великий и Свободный... Могу ошибаться.)
  • Андрей Шишлянников: Маргарита, интересную тему Вы зацепили. Во-первых, спасибо за подробный анализ. Во-вторых, у меня эта тема - взлёта "с оглядкой", с опаской - сквозит во всём, если можно назвать творчеством. Я позже планирую выложить песни свои (что ж, блог мой, что стесняться, пусть будет раздел "Творчество") так там инфантилизм от имени главного героя в песнях имеет место быть, он меня раздражает. В итоге стараюсь (особенно раньше это замечал) поступать не так, как этот вымышленный человек в песнях, принципиально. Какие-то "голоса" получаются, третье вымышленное лицо, которое как отрицательный пример мне служит ))) Короче, всё запутано. Перечитал, получилось - оправдываюсь. Но эта мысль у меня в голове всплывает периодически, просто Вы её актуализировали. Любопытно. Игры разума...
  • Маргарита Илюхина: 1. Не думаю, что оправдываетесь. Скорее, для себя ответы ищете на имеющиеся вопросы в образах, мыслях, творчестве. Образы ведь сами "лепили" 2. Раздел "Творчество" - программа-минимум, надеюсь, и выход "на-гора" не за горами). Песни Ваши? Жду с нетерпением. 3. Почему "третье вымышленное лицо" - инфантильное? Если как инструмент для работы и разбора полетов, то нормально. Если на подсознании "так получается", то "в консерватории надо что-то менять".
  • Андрей Шишлянников: На гора -вроде голос восстановился, буду вспоминать да записывать потихоньку. Песни мои, да. А творчество - выход каких-то размышлений на поверхность, и потом уже отталкиваешься в жизни от этих образов, да ))) P.S. Особенно радует, что комментарии, которые мне установил человек с золотыми руками, древовидные, то есть мы можем в ветке так мило чирикать ("а мы, как птицы, садимся на разные ветки...."))))
Яндекс.Метрика